Материал из SamaraTrans.

Перейти к: навигация, поиск
САМАРА: автобустрамвайтроллейбусметроэлектричкипоездаречные судасамолетытакси
Внимание! Изменения маршрутов:

В период организации пешеходной зоны на ул. Куйбышева от ул. Красноармейской до площади Революции с 21 июля по 30 сентября 2018 г. по выходным дням
Изображение:troll.gif 6: ул. Грозненская - площадь Революции;
Изображение:troll.gif 16: отменяется;
Изображение:bus.gif 24, 37, 47, 61, Изображение:marsh.gif 46, 92, 247, 261, 295, 297: в объезд по ул. Фрунзе.


МЕТРОПОЛИТЕН: новостиправиласхемадирекцияоплатаистория


[править] Станция «Победа»




Пересадка на наземный городской пассажирский транспорт:

- на остановке "Станция метро "Победа"" по ул. Победы и ул. XXII Партсъезда:
Изображение:tram.gif 2, 4, 7, 11, 12, 19, 21, 23.
Изображение:troll.gif 7.
Изображение:bus.gif 9, 30, 34, 41, 55, 65, 68, 75.
Изображение:marsh.gif 89, 124, 126с, 126ю, 131, 205, 210, 213, 217, 226, 240, 247, 253, 268, 295, 474, 480.

Станция «Победа» — односводчатая станция неглубокого заложения, расположенная на улице Победы, на перекрестке с улицей 22-Партсъезда. Оба вестибюля станции оборудованы лестницами, выход на улицу осуществляется через подземные переходы. Станция вошла в состав первой очереди и была открыта вместе с первым пусковым участком 26 декабря 1987 года.

Строительство станции началось в июле 1983 года. В 1983 году началась и проходка от монтажной камеры щита, расположенной на полпути к станции «Безымянка», в сторону «Победы». На станции «Победа» было внедрено анкерное крепление котлована, что позволило ускорить монтаж конструкций вестибюля и бетонирование свода платформенной части. На архитектурно-художественные и отделочные работы было выделено по 75 тысяч рублей, что в переводе на общепонятный язык означало, что станции будут иметь гранитный пол платформ, а все остальное будет просто известковая побелка. «Это что же, если в Москве, то мрамор, а в Куйбышеве — известковая побелка?!» — возмутился Б. Карякин, директор одного из куйбышевских заводов. На совещании с директорами заводов было принято решение о помощи стройке — именно заводы выделили необходимые средства, и выполнили часть работ по изготовлению самого оформления станций. Результат можно увидеть и сегодня — светильники станции «Победа» изготовил авиационный завод, ордена для надпутевых стен изготовил моторный завод, кабины для дежурных, кабель, металлоконструкции и многое другое было изготовлено городскими заводами. За филигранную чистоту выполнения хрустальных пластинок для люстр надо благодарить завод им. Масленникова, там же изготовили и матрицы для их штамповки.

«Над этим новым проектом Герасимов работал около полугода. Все это время из Нижнего Новгорода его теребили: от него требовалось еще конкретное проектное задание. Но Герасимов тянул с ним как мог и сколько мог. Потому что был убежден: он нашел то, что искал. И, значит, если придется конфликтовать — есть ради чего. А еще он надеялся, что городские власти — тоже патриоты Самары, и тоже поддержат его новую идею»
Первый проект станции «Победа», архитектор А.Н. Герасимов
Первый проект станции «Победа», архитектор А.Н. Герасимов

Создать проект оформления станции доверили самарскому автору. За три месяца отведенные самарскому художнику-архитектору Алексею Николаевичу Герасимову на работы по проектированию внутреннего убранства станции он сделал два варианта. Конкурсная комиссия в Москве отобрала один из вариантов и отдала его на реализацию в Горьковский филиал проектного института Метрогипротранс. Официально на этом этапе работа художника оформителя считается законченной, однако Герасимов, как говорит он сам «заболел этой станцией». Он продолжал думать над проектом, чувствуя, что облик станции можно улучшить. «Слишком однообразно решалась тема праздника победы — звезды, звезды... Этот архитектурный элемент уже так часто используется. Кроме того, мне хотелось подчеркнуть архитектонику свода, а „звездные“ платформы такого эффекта не создают», — поясняет Алексей Николаевич. В Нижнем Новгороде уже полным ходом шла работа над техническим проектом, а Герасимов продолжал работу над новыми эскизами. И новый символ был найден — салют победы.

— Образ салюта дает возможность пронизать и объединить этой темой весь интерьер станции. Салют, фейерверк — это вспышки и отблески множества огней. Они-то — так я задумал — и должны стать основным композиционным элементом «Победы». Станции метро подземные. Светом эту особенность можно подчеркнуть, а можно, наоборот, сделать так, чтобы человек забыл, что находится под землей. Вот такого впечатления я и добивался. Для этого мне нужны были на торцах зала не мозаики, а пронизанные светом витражи, они дают сильный эмоциональный эффект. О них я думал, еще когда готовил конкурсный проект. Опыт уже был, и, говорят, удачный — имею ввиду Дворец бракосочетания. Но не знал, можно ли это в метро — витражи. Прецедента не было. Ну а после возвращения из Москвы осмелел. Сказано мне было: «Сможешь лучше — делай». Итак — витражи. Затем — люстры, вместо предложенных плафонов-звезд: торжественно-праздничный ритм хрустальных гроздьев, разбрызгивающих свет... Наконец, членящие свод станции арки из полированной нержавеющей стали: они подчеркивают напряженную упругость свода, отражают все лучи и лучики света, играют бликами...

Над этим новым проектом Герасимов работал около полугода. Все это время из Нижнего Новгорода его теребили: от него требовалось еще конкретное проектное задание. Но Герасимов тянул с ним как мог и сколько мог. Потому что был убежден: он нашел то, что искал. И, значит, если придется конфликтовать — есть ради чего. А еще он надеялся, что городские власти — тоже патриоты Самары, и тоже поддержат его новую идею. И не ошибся. Когда показал свежие эскизы (и, для сравнения, утвержденные в Москве) заместителю председателя горисполкома Аистову, куратору строительства метро, и главному архитектору города Моргуну, они одобрили этот новый вариант.

Прибытие первого поезда на станцию «Победа»
Прибытие первого поезда на станцию «Победа»

В Нижнем Новгороде с идеей Самарцев не согласились: «Это невозможно, потому что противоречит общепринятой технологии работы». Оказалось, что витражей никогда и нигде не ставили, и типовой проект такой вольности не предусматривает; без дополнительных приспособлений монолитные работы не выполнить; размещать декоративную подсветку на боковых стенах, за путями, не принято из-за сложности обслуживания... И много других «невозможно».

Но Алексей Николаевич продолжил ездить в Нижний и убеждать, он надеялся найти в проектном институте инженеров-конструкторов, которые не дадут загубить хорошую идею. И ему это удалось — нашлись те, кто за те же деньги оказался готов выполнить дополнительную работу, — просто ради идеи. Новый проект «Победы» был принят, но при этом Герасимов должен был довести проект до конца сам.

Это значило, что надо разработать все чертежи, принципиальную схему разводки электросети, рисунок пола, сконструировать люстры, подобрать материал для облицовки и многое, многое другое... Художник продолжал еще три года работать над станцией без всякой оплаты, потому что по всем документам значилось, что он свою работу давно сделал.

Новым противником стал сам «Куйбышевметрострой» — боялись выбиться из сроков пуска первой очереди. Их удалось убедить П.В. Аистову, куратору строительства. Он же «пристроил» заказ на 10 тысяч нестандартных хрустальных пластинок для люстр на Никольском заводе в Пензенской области.

— А уж товарищам с авиационного завода в ноги надо поклониться за наше метро! — восхищенно говорит Герасимов, — Ну, скажем, полированная нержавейка для каннелюр. Оказалось, что это такой дефицит! Где и как ее достали на КуАЗе — неизвестно. И ведь взяли на себя все хлопоты, хотя вполне могли отказаться. Но и директор, Павел Сергеевич Тюхтин, и его помощники согласились со мной: обязательно нужна полированная нержавейка; всякий другой материал такого эффекта не даст. Хотя знали, что изготовлять из такого металла детали такой сложной конфигурации архитрудно. Радостно видеть все-таки, как люди, казалось бы, далеки от искусства готовы послужить красоте.

Люстры конструировал сам Герасимов, а чертежи нужно было детализировать: на каждую железку отдельный чертеж, с указанием технологии изготовления и сборки. Эта работа была поручена конструкторам отдела нестандартного оборудования Гридневу, Волошину и их коллегам. Причем ни у кого из привлеченных к работе специалистов и в мыслях не было что-то упростить, все старались сделать точно так, как задумал архитектор. Четырехметровые полосы потом монтировали рабочие авиационного завода — в три смены, подгоняя на ходу под порой не проектную кривизну свода станции.

Еще два элемента, которые не видят пассажиры — каркасы витражей и площадки для светооборудования — надо было спроектировать. В этом помог главный инженер проекта из Нижнего Новгорода, руководитель авторского надзора на строительстве Самарского метро — А. Г. Дудин, хотя в его обязанности эта работа никак не входит. Просто увидел человек, что дело затеяно интересное и стоящее — увлекся.

Витражи в новом варианте оформления станции
Витражи в новом варианте оформления станции

А потом еще предстояло подобрать оттенки мрамора для облицовки, их сочетания... Причем так, что выбирать нужно было из имевшихся на базе. И в этой кропотливой работе нашлись помощники. Уже потом к работе приступили бригады облицовщиков, возглавляемые начальником участка С. Н. Дроздом и мастером С. К. Дунаевым. Плиточники не отступили от расцветки эскиза ни на полтона. И это в условиях, когда работников постоянно торопили, требуя увеличить темп работ. Более того, во время работы у бригады был конфликт с администрацией, по поводу оплаты их труда, дошло даже до жалобы в Москву, но это ни сколько не повлияло на высочайшее качество работы, проводимой на участке.

Единственное что получилось не совсем так, как задумывал Герасимов были витражи. Их изготовлял заслуженный художник РСФСР, москвич, Андрей Николаевич Кузнецов. Не хватило все же контакта между автором проекта и автором работы — их разделяли километры. «Если вышло в витражах что не так, то Андрей Николаевич тут не виноват. Больше скажу — если бы не его энтузиазм, не бывать бы витражам», — говорит сам Герасимов. Оказалось, что выполнять их пришлось Кузнецову не за полгода, как положено, а за два месяца — строители слишком поздно предоставили ему материал, да еще и затянули установку каркаса, который еще предстояло обмерить.

Станция в ее нынешнем виде стала плодом огромной работы сотен людей, выполнявших свое дело с любовью. Поэтому станция получилась по настоящему праздничной, красивой. Именно на ней прошел торжественный митинг, посвященный пуску метрополитена.

Тема архитектурно-художественного оформления одной из красивейших станций самарского метро посвящена исторической победе советского народа в Великой Отечественной войне. Над путями станции установлены крупные изображения медали «За победу над Германией». Изображение праздничного салюта достигается оригинальной формой светильников — расположенных в пирамидальной форме. Свет отражается и в стягивающих потолок полосках из полированной нержавеющей стали. Особый интерес представляют витражи, расположенные над путями станции, изображающие салют победы. Витражи подсвечены сзади.

За этой станцией расположен «пошерстный» съезд, для оборота поездов, однако после запуска второй очереди метрополитена он в маршрутном движении не используется.

В настоящий момент один из вестибюлей станции, расположенный дальше от перекрестка, закрыт из-за малого пассажиропотока. Станция является удобным пересадочным узлом на трамваи, троллейбусы и автобусы. Вокруг станции расположены различные магазины и жилые строения.

[править] Фотографии

Просмотры
Личные инструменты

© Авторский коллектив Самаратранс.info. 2005 - 2013. Для связи: astroaist [гав] gmail.com.
Все права защищены. Лицензионные правила Attribution-Noncommercial-Share Alike 3.0 Информация для СМИ.